О любви к большому слону и важных выводах на примере толстячков.

0
17

Хочу говорить сегодня о теме, о которой сегодня могу говорить уже достаточно легко, потому что я допсихотерапевтировалась до того состояния, когда быть уязвимой уже не так страшно и когда желание оставаться конгруэнтной превышает страх чужих реакций.

К тому же, я имею достаточно сильную группу поддержки, людей, друзей для того, чтобы справляться, если вдруг сама шатаюсь. Одно знание об этих людях даёт мне кучу сил и мужества быть. А люди у меня действительно шикарные, но об этом в другой раз.

Сегодня я хочу говорить о том, что называют лишним весом, жирдяйством, ленью, распущенностью, запущенностью, нездоровьем и тд и тп и о важных для меня выводах в связи с этим.

Итак, я знаю, что это больная тема для многих. Худеет или желает быть худее основная масса населения, особенного женского: действительно полные и очень полные женщины, люди со средним весом, а так же худенькие и очень худенькие девочки. В случае если собрать стыд, испытываемый всеми людьми по этой теме, то я не уверена, что он поместиться на земле, потому что его размеры необъятны.

Иногда этот стыд доводит до пищевых расстройств, большого количества самоуничижений и даже смерти.

Жить полному и толстому в этом мире довольно сложно, по нескольким причинам, одна из которых откровенная видимость перед другими, невозможность спрятать свое немаленькое тело от чужих глаз, осуждения, критики, которой у человека весом выше среднего в жизни очень много.

У полного человека, как правило, итак куча стыда внутри, ведь он не такой, неподходящий, невписывающийся, несексуальный, непривлекательный и куча других «не», которые льются на него из каждого утюга. А тут ещё бесконечные чужие глаза, следящие за тем, действительно ли «Жирные Сильнее Потеют и Плохо Пахнут». Куча глаз, смотрящих из своего собственного непринятия и нелюбви.

Но самое важное то, что большой вес человека в обществе воспринимается прежде всего как то, в чем он виноват. Сам себя довёл, сам виноват в своей распущенности, сам ленивая свинья, сам не худеет, короче «Жила — Была Девочка — Сама Виновата».

А раз виноват, то должен либо измениться побыстрей, чтобы исправить вину, либо постоянно оправдываться. А ещё закрыть рот во всех смыслах и перестать быть.

Каждый самодур при этом считает себя в праве спрашивать вас о вашем теле, при чем так, как будто вы ему тут же должны дать отчёт что, как и почему. И не так много, увы, найдётся полных людей, готовых с достоинством отвечать то, что действительно хочется ответить, потому что очень объёмное бремя того, что ты чем-то хуже других, у тебя меньше права на слово, на жизнь, меняет человека. Кого-то в сторону агрессивности, но чаще в сторону аутоагрессивности и маски плюшевого мишки на поверхности.

О чем эта заметка? Она не о жире, не о бедах полного человека, хоть косвенно я этого и коснулась, она как всегда о праве быть и о том, что для этого нужно.

Толстым людям непринято говорить об этом праве, но, присвоив, наконец свою внутреннюю толстушечку, я больше не боюсь этой темы.

Я наблюдала, как менялось ко мне отношение людей в зависимости от веса, а он бывал как большим, средним, так и очень большим, и пришла все к тому же завсегдатому выводу, работающему по сути в любой теме, который звучит так:

Концентрация на вас, ваших недостатках, ненормальностях обратно пропорциональна отношению человека к себе. Человек, принимающий, любящий себя, тот, кому комфортно в себе и своей жизни, ничего не накопает в вашем весе и других «Изъянах», более того, он может искренне видеть вас красивым и от души не понимать вашего беспокойства о том, что с вами что-то не так.

Теперь и про самих толстячков.

Ну, во-первых, ребята я с вами. Я далеко не худая сейчас, но худеть, расшибаясь в лепеху роняя тапки на ходу, я не собираюсь. Как и не собираюсь худеть, чтобы соответствовать. Всё это я проходила. И 30 кг, скинутых самостоятельно, и диеты, и весы каждый день. Тело возвращало мне все, что я скидывала не ради него и суетясь. Оно как большой и добрый слон снова приходило, ложилось ко мне под одеяло и говорило: прими меня, пожалуйста, любым, и нам будет хорошо с тобой. Я не верила, и когда после большого похудения все вернулось, я впала в депру. Нехилую такую депру. Ну потому что тяжело чувствовать, что ты снова ненормальная и с кучей других «не», а большой добрый слон ещё и перестал на тебя реагировать, обидевшись за непринятость. Довольно существенная потеря связи с телом, которая уж точно не способствует ни здоровью, ни той самой пресловуто — рафинированной гармонии, ни фига никакому счастью вообще.

И отсюда происходит моё «Во-вторых» — моё тело мне важнее ближе и дороже всех этих сторонних наблюдателей, которые и сами себе то недороги. Я поняла, что без любви к большому слону хэппи энда не будет. А большой слон хочет быть принятым в любом состоянии — толстом, больном, дырявом. И это не про то, как обычно у нас трактуется принятие, оно не равно наплевать на себя, оно как раз про то, что вы себя не бросите каким бы сейчас вы ни были, и более того, , внимание, только в принятии вы сможете дать любви протечь к каждой клетке себя, к каждой клетке души и тела, чтобы все задышало. И это исходная точка — принять. Потом уже вместе с большим слоном можно обсуждать чего мы хотим и куда будем двигаться, но до того — принятие. Безоценочное, безоговорочное «Люблю».

В третьих — ради себя. И этот пункт из предыдущего происходит. Не для мужика, не для других тёток, не для того, чтобы иметь гребаное иллюзорное право, а все, что будет делаться или не делаться с большим слоном — все для себя. Для меня работа с весом, если я вообще хочу работать с ним, эффективна только отсюда. Да и по сути любая работа с собой.

Об этой теме можно говорить нереально много, и опыт у меня большой. В этой статье ещё очень много интересного не сказано. Но всего не вместить, она итак получилась большая.

Большой слон, приходящий под одеяло, конечно, у каждого свой. И зовут его, наверняка, у каждого по-своему. Но суть при этом остаётся вполне та же — люби большого слона, и вместе вы разберётесь.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ